Занятие по заточке клинков и полировке мушкетов, поскольку случаи

ч. 1 ... ч. 6 ч. 7 ч. 8 ч. 9 ч. 10


Глава 52

К большой радости Элизабет, ответное письмо пришло даже быстрее, чем она ожидала. Едва получив его, Элизабет поспешила в додзё, где ее вряд ли могли побеспокоить, и уселась там, предвкушая счастливые минуты чтения. Судя по длине письма, тетушка отнюдь не ответила ей отказом.



Секция Восток-Шесть, 6 сентября
Дорогая племянница,

Я только что получила твое письмо, и думаю, ответ займет у меня все утро, поскольку предвижу, что в двух строках всего не рассказать. В тот же день, когда я вернулась домой из Лонгборна, твоему дяде довелось принимать у себя весьма неожиданного гостя. Им оказался мистер Дарси, и они с мистером Гардинером что-то обсуждали наедине в течение нескольких часов. К моему приезду разговор уже окончился, поэтому мне, в отличие от тебя, не пришлось долго томиться в неизвестности. Мистер Дарси приехал сообщить, что ему известно, где прячутся твоя сестра и Уикэм. Насколько я поняла, сам он уехал из Дербишира на следующий день после нашего отъезда u отправился в столицу, намереваясь отыскать их. Мистер Дарси винил себя в том, что не предал публичной огласке бесчестные поступки Уикэма — ведь в противном случае ни одна порядочная девушка не решилась бы довериться ему или в него влюбиться. Он великодушно объяснил, что им двигала неразумная гордость, и сознался, что считал ниже своего достоинства делать свои частные дела достоянием общества. И потому он счел своим долгом вмешаться и попробовать исправить им же причиненное зло. Оказывается, ему известна некая дама по имени миссис Янг, которая некогда состояла гувернанткой при мисс Дарси, однако ей было отказано от места из-за какого-то неприглядного поступка — о подробностях мистер Дарси предпочел умолчать. После этого она сняла большой дом на Эдвард-стрит и живет на доходы от сдачи комнат внаем. Зная, что эта миссис Янг водила близкое знакомство с Уикэмом, мистер Дарси сразу же по приезде направился к ней. Но лишь спустя две-три минуты жестоких побоев он добился от нее нужных сведений. Полагаю, лишь несколько ощутимых ударов по голове и шее заставили ее расстаться со своей тайной. Но все же нашему доброму другу удалось вырвать у нее столь желанный адрес. Они были в Бордельном Тупике. Мистер Дарси встретился с Уикэмом и не без применения силовых аргументов настоял на встрече с Лидией. По его собственным словам, поначалу он лишь хотел убедить ее отринуть свое нынешнее позорное положение и вернуться к друзьям, как только те будут готовы принять ее, предлагая при этом всевозможное содействие со своей стороны. Однако он обнаружил, что Лидия решительно не желает что-либо менять. До друзей ей дела не было, в помощи мистера Дарси она не нуждалась и даже слышать не хотела о том, чтобы оставить Уикэма, которого она любит больше всех на свете, несмотря на то что он ее похитил. Видя, что ее не переубедить, Дарси мог только одним способом восстановить ее доброе имя — как можно скорее устроить ее брак с Уикэмом. Однако тот не имел ни малейшего намерения жениться и вообще весьма смутно представлял свое будущее. Он желал бы куда-нибудь уехать, куда именно — не знал, но понимал, что жить ему не на что. Мистер Дарси спросил его, отчего он сразу не женился на твоей сестре. Мистера Беннета, конечно, нельзя назвать богачом, но все же он сумел бы немного помочь Уикэму, и этот брак значительно улучшил бы его положение. Однако из ответа Уикэма Дарси понял, что тот по-прежнему лелеял надежду разбогатеть, женившись на наследнице более солидного состояния.

Дарси ухватился за эти слова и на следующей встрече с Уикэмом предложил ему решение, выгодное каждой из сторон. И, как следует все обдумав, мистер Уикэм с этим предложением согласился. Обговорив детали с Уикэмом, мистер Дарси решил, что теперь следует уведомить обо всем твоего дядю. Вечером накануне моего возвращения он впервые отправился в секцию Восток-Шесть, и они с мистером Гардинером долго беседовали.

Затем он снова заходил к нам в воскресенье, и тогда уже и я с ним увиделась. Все решилось только в понедельник, и в Лонгборн сразу же отправили нарочного.

Брак был заключен на следующих условиях: все долги Уикэма, на сумму, как я полагаю, куда большую, чем тысяча фунтов, будут оплачены, и вдобавок еще тысяча будет ежегодно выплачиваться на его содержание. Уикэм, во-первых, женится на Лидии, тем самым восстановив ее честь и репутацию семьи Беннет. Во-вторых, позволит мистеру Дарси искалечить его, чтобы наказать за порочную распущенную жизнь и убедиться, что Уикэм более не поднимет ни на кого руки и не оставит еще одного внебрачного отпрыска. Чтобы сберечь остатки его репутации, увечья спишут на несчастный случай с каретой. И в-третьих, Уикэм должен будет принять сан, дабы учение Христа способствовало его нравственному исправлению. Дарси лично проследил за тем, чтобы все было исполнено с величайшим тщанием. (Осмелюсь заявить, что мистер Дарси испытал особое наслаждение, беспощадно избивая Уикэма.) Думаю, Лиззи, его истинным недостатком можно назвать упрямство. В разные времена ему разное вменялось в вину, но по-настоящему его можно упрекнуть лишь в этом. Он настоял на том, чтобы самому взвалить на себя такое бремя, хоть я и уверена (и говорю это вовсе не ради благодарностей, так что и ты ничего не говори), что твой дядя с величайшей охотой сам бы все уладил и оплатил. Они с твоим дядюшкой долго спорили, гораздо дольше, чем того заслуживали джентльмен или дама, ради которых все было затеяно. Но под конец твой дядя был вынужден уступить, и вместо того, чтобы действительно помочь своей племяннице, ему пришлось лишь принимать благодарности за эту помощь, что весьма его удручало. Я совершенно уверена, что твое сегодняшнее письмо донельзя его обрадовало, поскольку все объяснения лишат его мнимых наград и воздадут честь тому, кто этого действительно заслуживает. Но, Лиззи, об этом ты можешь рассказать разве что Джейн — и никому больше. Причины, по которым он желал сделать все сам, я уже приводила выше. Из-за него, из-за его скрытности никто не узнал об истинном характере Уикэма. Вероятно, в этом и есть доля правды, хотя сомнительно, чтобы его — да чьей угодно — скрытностью можно было бы оправдать столь скандальное происшествие. Но, можешь быть уверена, милая Лиззи, несмотря на все эти прекрасные слова, твой дядя ни за что бы не уступил мистеру Дарси, не будь мы оба твердо убеждены в том, что у него есть и другой интерес в этом деле.

Когда все было улажено, мистер Дарси вернулся к своим друзьям, которые по-прежнему оставались в Пемберли, пообещав вновь приехать в Лондон, чтобы присутствовать на венчании и завершить все финансовые дела.

Ну вот, кажется, теперь я рассказала тебе все. Судя по содержанию твоего письма, рассказ этот станет для тебя большой неожиданностью, но, надеюсь, приятной. Лидия переехала к нам в дом, и свежеискалеченного Уикэма также перенесли к нам, дабы он немного пришел в себя и привык к своей походной кровати, которую ему великодушно купил мистер Дарси. Я не стала бы говорить тебе, как недовольна я была поведением твоей сестры, пока она жила у нас, если бы Джейн не написала мне в среду, что дома она ведет себя точно так же, — следовательно, мои слова не доставят тебе новых огорчений.

Мистер Дарси вернулся, как и обещал, и присутствовал на свадьбе, о чем ты уже знаешь от Лидии. На следующий день он отобедал у нас, передал поздравления новобрачным и уехал. Лиззи, дорогая, ты очень на меня рассердишься, если я воспользуюсь случаем и скажу, как сильно он мне нравится? С нами он вел себя безупречно во всех отношениях, точно так же, как в Дербишире. Он весьма умен, и его суждения мне по вкусу, ему недостает разве что живости, но этому его сможет научить супруга, если он сделает разумный выбор. Думаю, он большой лукавец — почти ни разу не заговорил о тебе. Но лукавство нынче как будто в моде.

Умоляю, прости меня, если я позволила себе чересчур вольные намеки, и если уж решишь наказать меня, то, по крайней мере, не отлучай от Пемберли. Я ни за что не буду счастлива, пока не осмотрю весь парк. Небольшой фаэтон, запряженный парочкой пойманных зомби, мне, пожалуй, очень пригодится. Не могу писать более. На улице какая-то суматоха, боюсь, что восточные ворота вновь взяты.

Искренне твоя, М. Гардинер

Письмо вызвало у Элизабет такую бурю чувств, что было трудно разобрать, какие из них преобладают — приятные или тягостные. Ее слабые и неопределенные подозрения относительно того, что Дарси мог как-то поспособствовать браку ее сестры — что казалось ей слишком невероятным и в то же время было ее страстным желанием, — полностью подтвердились! Он последовал за ними в столицу, снизошел до того, чтобы запятнать руки кровью женщины, которую вряд ли желал увидеть снова, и унизился еще более, когда вынужден был встречать, увещевать, убеждать и, наконец, подкупать человека, чей вид ему невыносим и произнести имя которого для него уже сущее наказание.

И все это ради Лидии — девчонки, которую он вряд ли ценил или уважал. Свояк Уикэма! Никакая гордость не вынесла бы такого родства. Без сомнения, он сделал очень много. Так много, что ей было стыдно даже представить себе это. О, как ей хотелось, чтобы ее семь ран позора закровоточили вновь! Впрочем, Дарси, конечно, объяснил свое вмешательство, и объяснение это выглядело достаточно правдоподобным. Вполне естественно, что он чувствовал свою вину, и хоть Элизабет и не верила, что им двигала в первую очередь привязанность к ней, она, пожалуй, могла согласиться с тем, что некоторые остатки этой привязанности побудили его заняться делом, от которого так сильно зависело ее душевное спокойствие. Как же мучительно, невероятно мучительно было сознавать, что и она, и ее семья столь многим обязаны человеку, которого они никак не смогут отблагодарить.

Он спас Лидию, спас ее репутацию — он сделал все! Ах, как глубоко сожалела она обо всех недобрых чувствах, что к нему испытывала, о каждой колкости, сказанной в его адрес! Своего поведения она стыдилась, но за него испытывала гордость. Гордость — потому что он сумел изменить себя к лучшему в обстоятельствах, требовавших сострадания и благородства. Она вновь и вновь перечитывала отзыв о нем миссис Гардинер. Разумеется, он был весьма краток и все же доставил Элизабет удовольствие. В глубине души она даже немного радовалась, правда попутно и огорчаясь, непоколебимой убежденности дядюшки с тетушкой в том, что между ней и мистером Дарси существуют доверие и взаимная привязанность.

Ее размышления прервал звук чьих-то шагов. Едва она успела сложить письмо и спрятать его, как пара слуг внесла в додзё мистера Уикэма. Опустив его на пол рядом с Элизабет, слуги удалились.

— Боюсь, я прервал ваше уединение, дорогая сестрица? — промычал он, еле ворочая раздробленными челюстями.

— Несомненно, — отвечала она с улыбкой, — однако это не означает, что вы появились не вовремя.

— В противном случае я бы глубоко раскаивался. Мне подумалось, что было бы весьма полезно сменить мой уголок в комнате для завтрака на тишину додзё.

— К вам кто-нибудь присоединится?

— Не знаю. Миссис Беннет с Лидией собираются ехать в Меритон. Итак, любезная сестрица, я узнал от ваших дядюшки с тетушкой, что вам довелось побывать в Пемберли?

Она ответила утвердительно.

— Я почти вам завидую и все же полагаю, что в моем состоянии я бы не вынес путешествия туда. И наверное, старую экономку вы тоже видели? Бедняжка Рейнольдс, она всегда так меня любила! Думаю, она бы весьма опечалилась, увидев, как я пострадал. Впрочем, она, конечно, обо мне даже не заговаривала.

— Напротив.

— И что же сказала?

— Что вы записались в армию и что она опасается… что ничего путного из вас не вышло. Сами знаете, как искажаются все новости, преодолев большие расстояния.

— Разумеется, — ответил он, кусая губы.

Элизабет надеялась, что теперь он замолчит, но вскоре он вновь заговорил:

— Ас Дарси вы встречались, пока были там? По словам Гардинеров я понял, что вы виделись.

— Да, он представил нам свою сестру.

— Она вам понравилась?

— Очень понравилась!

— Действительно, я тоже слышал, что за последние год или два она на удивление изменилась к лучшему. Во время нашей последней встречи мне это казалось маловероятным. Рад, что она вам понравилась. Надеюсь, у нее все сложится хорошо.

— Не сомневаюсь, ведь она уже преодолела несколько серьезных испытаний.

— А не довелось ли вам бывать в деревеньке Кимптон?

— Что-то не припоминаю.

— Я вспомнил о ней лишь потому, что там располагается приход, который мне причитался. Просто прелестное местечко! И дом превосходный! Меня бы там все полностью устроило!

— А я слышала от человека, не менее осведомленного, что этот приход был оставлен вам лишь по устной договоренности и последнее слово оставалось за нынешним его владельцем.

— Ах, вы слышали. Да, именно так, возможно. Впрочем, я же вам сразу так и сказал, помните?

— И еще я слышала, что вы были отвратительным ребенком, чрезвычайно жестоко обращались со слугами старшего мистера Дарси и пренебрегали его желаниями. А что до ваших недавних поступков, так я не узнала ничего, что заставило бы меня поверить в то, что вы встали на путь исправления, — это касается как ваших долгов чести, так и ваших бастардов, коих не счесть по всей империи его величества.

Уикэм не придумал ничего лучше, как свежо и ароматно испражниться в ответ. Элизабет встала и, ухватив за угол его походную кровать, приподняла ее до пояса. Затем произнесла с приветливой улыбкой:

— Ну же, мистер Уикэм, не забывайте, мы ведь брат и сестра. Давайте же не ссориться из-за прошлых дел. В будущем, я надеюсь, мы с вами будем жить в согласии.

И, вытащив его кровать из додзё, она поволокла ее по лужайке к дому.

Глава 53

Мистер Уикэм был столь встревожен вышеупомянутым разговором, что не решался более сердить свою милую сестрицу Элизабет, затрагивая эту тему, а Элизабет радовалась тому, что ей удалось заставить его замолчать.

Вскоре настал день их с Лидией отъезда, и миссис Беннет оставалось только смириться с грядущей разлукой, которая должна была продлиться не менее года, поскольку супруг никоим образом не разделял ее планов отправиться всей семьей в Ирландию.

— Ах, Лидия! Душенька моя! — причитала она. — Когда же мы снова свидимся?

— Господи, вот уж не знаю! Года через два или три, наверное.

— Пиши мне как можно чаще, милая моя.

— Это уж как получится. Ты ведь знаешь, у замужних женщин на письма времени не всегда хватает. Вот пусть сестры мне пишут. Им все равно больше заняться нечем.

Мистер Уикэм простился с ними примерно так же сердечно, как и его жена. Он сказал лишь несколько слов, пока его кровать грузили в коляску вместе со сменой белья и горшочками с жидкой пищей.

— Превосходный малый, — заметил мистер Беннет, едва они уехали, — не встречал никого лучше. Пожалуй, мне даже нравится, что он такой расслабленный.

Из-за разлуки с дочерью миссис Беннет не находила себе места несколько дней.

— Я все думаю о том, — говорила она, — что нет ничего хуже расставания с дорогими тебе людьми. Без них чувствуешь себя так одиноко.

— Замужество дочери обычно этим и заканчивается, — отвечала ей Элизабет. — Поэтому вы должны радоваться, что пока не выдали замуж остальных четырех.

— Вовсе нет! Лидия покинула меня не потому, что вышла замуж, а только потому, что семинария Святого Лазаря находится в такой дали. Будь она поближе, Лидия бы так скоро не уехала.

Но уныние, вызванное этим печальным событием, вскоре миновало, и в сердце миссис Беннет вновь пробудилась надежда, чему немало способствовали распространившиеся по округе новости.

Экономка в Незерфилде получила распоряжения подготовить дом к приезду хозяина, который собирался заехать сюда на два-три дня, дабы учинить смотр своей новой прислуге и наново укрепленной кухне. Миссис Беннет пребывала в полной ажитации. Она поглядывала на Джейн, то улыбаясь, то качая головой.

— Так, так, так, значит, мистер Бингли приезжает. Впрочем, мне до этого дела нет. Сама знаешь, он нам никто, и я вовсе не горю желанием снова его видеть. Пусть, пусть приезжает в Незерфилд, раз уж ему так хочется. А что, новости верные?

— Вернее некуда, — отвечала ей миссис Филипс. — Миссис Николе вчера была в Меритоне, я увидала ее из окна и вышла ей навстречу, чтобы самой ее обо всем расспросить, и она сообщила, что он совершенно точно приезжает. Он приедет в среду, ну, самое позднее — в четверг. Она сказала мне, что идет к мяснику, чтобы заказать мяса к среде, и разжилась тремя парами уток, которые прекрасно сгодятся.

Стоило Джейн Беннет услышать о его приезде, как она переменилась в лице. Она уже много месяцев не упоминала даже имени Бингли в разговорах с сестрой, но теперь, как только они остались наедине, сказала:

— Я видела, Лиззи, как ты на меня сегодня глядела, когда тетушка сообщила нам новости, и знаю, что показалась смущенной. Но не думай, будто на то есть какие-нибудь глупые причины. Я лишь ненадолго растерялась — чувствовала, что все станут смотреть на меня. Уверяю тебя, эти известия не причинили мне ни боли, ни радости. Впрочем, я рада, что он приедет один и потому мы с ним почти не будем встречаться.

Элизабет не знала, что и думать. Если бы ей не довелось увидеться с мистером Бингли в Дербишире, она вполне могла бы поверить, что он приезжает сюда исключительно ради осмотра кухни. Но она по-прежнему была уверена в его нежных чувствах к Джейн и раздумывала о том, приехал ли он с позволения своего друга или осмелел настолько, что обошелся без него.

«И как все-таки неприятно, — иногда думала она, — что бедняга не может приехать в законно нанятый им дом без того, чтобы не вызвать все эти слухи и сплетни! Что ж, не буду и я его беспокоить».

Несмотря на то что Джейн не только утверждала, будто приезд Бингли ее вовсе не тревожит, но и, кажется, сама в это верила, Элизабет видела, как та взволнована. Джейн выглядела необычайно рассеянной и взбудораженной. Она более не предлагала сыграть утром в «Оленьи нежности», а вечером — в «Склеп и Саркофаг». Она была настолько увлечена своими мыслями, что Мэри впервые удалось зацепить ее во время вечернего грепплинга.[13]

Их родители вновь вернулись к спору прошлогодней давности.

— Как только мистер Бингли приедет, дорогой мой, — сказала миссис Беннет, — вы непременно отправитесь к нему с визитом.

— Ну уж нет. Вы заставили меня поехать к нему в прошлом году, пообещав, что в таком случае он женится на одной из моих дочек. Но это ни к чему не привело, и больше я в дураках не останусь. В этом мне не хотелось бы походить на вас.

Жена принялась убеждать мистера Беннета в том, что подобные знаки внимания мистеру Бингли должны выказать все джентльмены в округе.

— Весь этот этикет мне претит, — ответил он. — Если Бингли нуждается в нашем обществе, так пусть сам приезжает. Где мы живем, ему известно. Я не собираюсь тратить время на беготню по соседям, которым то приехать вздумается, то уехать.

— Что ж, могу только сказать, что с вашей стороны это будет крайне невежливо. Однако же мне это отнюдь не помешает пригласить его к обеду, тут уж я не отступлю.

Мистер Бингли приехал.

При помощи слуг миссис Беннет узнала о его приезде одной из первых, тем самым до предела продлив себе время ожиданий и тревог. Она высчитывала, сколько дней должно пройти перед тем, как можно будет слать приглашение к обеду, и не надеялась увидеть его раньше. Однако же утром, на третий день после его приезда в Хартфордшир, она увидела его из окна своей гардеробной — мистер Бингли, с французским мушкетом за спиной, въехал во двор и направил коня к дому.

Она тотчас же принялась звать дочерей, чтобы те разделили ее радость. Джейн намеренно осталась сидеть у стола, но Элизабет, чтобы успокоить мать, подошла к окну — выглянула, увидела вместе с Бингли мистера Дарси и уселась рядом с сестрой, внезапно разволновавшись безо всякой на то разумной причины.

— Мама, с ним едет какой-то джентльмен, — сказала Китти, — кто бы это мог быть?

— Уж и не знаю, милочка, наверное, какой-нибудь его знакомый.

— Ха! — вдруг воскликнула Китти. — Похоже, это тот самый джентльмен, что был с ним в прошлом году. Мистер… Как же его? Такой высокий, гордый.

— Боже правый! Мистер Дарси! И вправду он, могу поклясться! Ну что же, мы рады приветствовать здесь всех друзей мистера Бингли, хотя, скажу честно, глаза бы мои его не видели.

Джейн взглянула на Элизабет с удивлением и сочувствием. Подробности их встречи в Дербишире ей были неизвестны, и поэтому она переживала из-за ужасной неловкости, которую, по ее мнению, должна была чувствовать сестра, встретившись с Дарси чуть ли не в первый раз после того, как получила его письмо с объяснениями. Впрочем, не по себе было им обеим. Каждая из них тревожилась и за сестру, и за себя, и они даже не слышали, как их матушка без умолку твердила о том, что терпеть не может мистера Дарси и будет любезна с ним лишь потому, что он друг мистера Бингли.

Однако у Элизабет были и другие причины для волнения, о которых ее сестра даже не подозревала, поскольку Элизабет так и не набралась духу показать Джейн письмо тетушки или признаться, что ее отношение к мистеру Дарси серьезно изменилось. Для Джейн он был лишь человеком, за которого ее сестра когда-то отказалась выйти замуж и чью голову разбила о каминную полку, однако Элизабет знала куда больше. Этому человеку была многим обязана вся ее семья, и чувства она к нему питала если и не такие нежные, то уж не менее понятные и оправданные, чем чувства Джейн к Бингли. Она была почти так же удивлена тем, что он приехал в Незерфилд, в Лонгборн и по-прежнему ищет встречи с ней, как удивлялась и его переменившемуся поведению в Дербишире.

Румянец, который исчез было с ее лица, спустя несколько секунд вспыхнул еще ярче, а радостная улыбка добавила блеска ее глазам, когда она подумала о том, что время не поколебало его чувств и намерений. Однако успокаиваться на этот счет она не желала.

«Посмотрим, как он поведет себя», — решила она.

И с удвоенным вниманием вернулась к заточке дротиков для духовых трубок, стараясь не растерять самообладания, и не осмеливалась даже поднять глаза до тех пор, пока за дверью не послышались шаги лакея. Тут она с беспокойным любопытством взглянула на сестру. Джейн казалась чуть бледнее обычного, однако выглядела спокойнее, чем ожидала Элизабет. Когда в комнату вошли джентльмены, она слегка покраснела, но поприветствовала их вполне непринужденно, и в ее ровных манерах не было ни тени обиды, ни преувеличенной любезности.

Элизабет сказала ровно столько, сколько требовали приличия, и вновь принялась за работу — с явно чрезмерным усердием. Лишь раз она осмелилась взглянуть на Дарси. Он, по своему обыкновению, был весьма серьезен и, подумала она, более походил на того Дарси, которого она знала в Хартфордшире, нежели на того, каким видела его в Пемберли. Но быть может, с ее матерью он не мог обходиться так, как с ее дядюшкой и тетушкой. Довольно неприятное, но, увы, вполне вероятное объяснение.

На Бингли она тоже взглянула лишь раз, успев заметить, что он кажется и обрадованным, и смущенным. Миссис Беннет так рассыпалась перед ним в любезностях, что ее дочери сгорали от стыда, тем более что его друга она приветствовала лишь холодным и церемонным поклоном.

Элизабет была особенно уязвлена и огорчена таким несправедливым различием, ведь она знала, что именно мистеру Дарси ее мать обязана спасением любимой дочери от позора. Дарси в основном молчал, лишь однажды осведомившись у Элизабет, как Гардинеры перенесли падение восточных ворот — вопрос, на который она не могла ничего ответить. Ей не хотелось говорить ни с кем, кроме него, но завязать с ним беседу она не осмеливалась.

«Мне ли, — думала она, — не устрашившейся ни единого человека? Не боящейся самой Смерти! Мне ли не хватает храбрости вымолвить и слово?!»

— Как много времени прошло с вашего отъезда, мистер Бингли, — сказала миссис Беннет.

Бингли с готовностью это подтвердил.

— Я уже начала опасаться, что вы и вовсе не вернетесь. Поговаривали, будто вы собираетесь совсем уехать из этих мест, но я все же надеюсь, что это неправда. В округе столько всего случилось после вашего отъезда. Неприличностей осталась совсем маленькая горсточка по сравнению с тем, когда вы были тут в первый раз. Мисс Лукас скончалась от неведомого недуга. А одна из моих дочерей недавно вышла замуж. Полагаю, вы об этом слышали, думаю, уж точно читали в газетах. Сообщения были и в «Тайме», и в «Курьере», хотя напечатать могли бы и получше. Всего-то было сказано: «На днях, Джордж Уикэм, эсквайр, на мисс Лидии Беннет». И ни слова о том, кто ее отец, или о том, что она на службе у его величества, — ничего! Вы читали?

Бингли ответил, что читал, и принес свои поздравления. Элизабет не смела поднять глаза и потому не знала, как в этот момент выглядел мистер Дарси.

— Уж конечно, такая радость, когда дочка удачно выходит замуж, — продолжала ее мать, — но все-таки, мистер Бингли, очень тяжело, что теперь она так далеко от меня. Они уехали в Килкенни — оказывается, это где-то в Ирландии — и пробудут там бог знает сколько времени. Там находится семинария Святого Лазаря для убогих, думаю, вы слышали о том, что мистер Уикэм стал калекой, попав под карету, и теперь намеревается принять сан. Ах, бедный мой Уикэм! Если бы у него было так много друзей, как он того заслуживает!

Элизабет, понимая, что ее мать тем самым желает задеть мистера Дарси, испытывала такой стыд, что едва могла усидеть на месте. Впрочем, ее мучения вскоре были в значительной мере возмещены, когда Элизабет заметила, как быстро красота ее сестры пробуждает былые чувства ее прежнего поклонника. Когда он только вошел, то сказал ей лишь несколько слов, однако постепенно стал уделять ей все больше и больше внимания. Он нашел ее столь же красивой, как и год назад, столь же приветливой и безыскусной, хотя, пожалуй, более молчаливой. Джейн очень старалась, чтобы в ней не было заметно никаких перемен, и впрямь верила, что говорит столько же, сколько и всегда. Но порой мысли так занимали ее, что она даже не замечала, что молчит.

Когда джентльмены собрались уходить, миссис Беннет, памятуя о задуманной ею любезности, пригласила их через несколько дней отобедать в Лонгборне.

— Вы ведь задолжали мне визит, мистер Бингли, — прибавила она. — Когда вы уезжали в столицу прошлой зимой, то пообещали отобедать у нас, как вернетесь. Видите, я ничего не забыла и, уверяю вас, была весьма огорчена, когда вы не сдержали своего обещания и не вернулись.

Бингли несколько смешался, услышав это, и пробормотал что-то о задержавших его делах. Затем они уехали.

Миссис Беннет очень хотелось пригласить их к обеду прямо в тот же день, но она, хоть и всегда держала отличный стол, была уверена, что понадобится не менее двух перемен блюд, чтобы угодить человеку, на которого она возлагала столько надежд, или удовлетворить аппетиты и гордость его друга, имевшего десять тысяч в год.

Глава 54

Как только они уехали, Элизабет отправилась на прогулку, чтобы немного развеяться. Поведение мистера Дарси ее поразило и раздосадовало.

«Зачем он вообще приехал, — думала она, — если намеревался просидеть все время с таким мрачным, безразличным и холодным видом?»

Она никак не могла придумать этому хоть сколько-нибудь удовлетворительного объяснения.

«В Лондоне он был любезным и приветливым с моими дядей и тетей, но отчего же он не может так же вести себя со мной? Если он страшится встречи, то зачем приехал? Если я ему безразлична, то отчего он молчит? Несносный, несносный человек! Не буду больше о нем думать. В конце концов, я нареченная Смерти. Я клялась честью повиноваться лишь кодексу воина и моему возлюбленному мастеру Лю».

И действительно, на короткое время ей пришлось сдержать свое обещание, так как к ней с оживленным видом подошла сестра.

— Теперь, — сказала она, — когда наша первая встреча уже позади, я совершенно успокоилась. Я поняла, что смогу все выдержать и его приезд меня более не смутит. Я рада, что он обедает у нас во вторник. Тогда все убедятся, что между нами нет ничего, кроме равнодушных отношений обычных знакомых.

— О да, очень равнодушных, — рассмеялась Элизабет. — Ах, Джейн, берегись!

— Лиззи, милая, не думаешь же ты, что я настолько слаба?

— Слаба? Вовсе нет. Напротив, по-моему, ты обладаешь огромной силой, которая заставит его влюбиться в тебя еще сильнее.

С джентльменами они не виделись до вторника. Между тем миссис Беннет, весьма воодушевившись тем, как приветлив и любезен был Бингли в течение проведенного у них получаса, вновь принялась строить прежние счастливые планы.

Во вторник в Лонгборне собралось большое общество, и два джентльмена, которых ожидали с самым горячим нетерпением, явились без опозданий. Когда все вошли в столовую, Элизабет с волнением следила, сядет ли Бингли там, где ранее садился всегда, — подле ее сестры. Ее благоразумная матушка, терзаемая теми же мыслями, не стала предлагать ему место рядом с собой. Войдя в комнату, он немного помешкал, но тут Джейн случайно поглядела в его сторону, невзначай улыбнулась. Все было решено. Он уселся с ней рядом.

Элизабет с торжеством поглядела на мистера Дарси, который отнесся к происшедшему с благородным равнодушием. Она было вообразила даже, что Бингли получил благословение друга на ухаживания за Джейн, но затем увидела, что он тоже взглянул на мистера Дарси с выражением полушутливой тревоги.

За обедом его внимание к сестре явно свидетельствовало о сильном увлечении, и Элизабет окончательно уверилась: если Бингли будет сам распоряжаться своими действиями, то его счастье, как и счастье Джейн, уже не за горами. И хотя она не осмеливалась строить радужные предположения, ей все же доставляло большое удовольствие наблюдать за его поведением. А поскольку ей было отнюдь не весело, только это и могло ее хоть как-то развлечь.

За обедом они с мистером Дарси оказались настолько далеко друг от друга, насколько это вообще возможно для двоих людей, сидящих за одним столом. Его усадили рядом с ее матерью. Элизабет ясно понимала, как мало удовольствия это доставляет обоим. Она не могла слышать их разговора, но видела, как редко они обращались друг к другу и как холодны и церемонны при этом были их манеры. Неблагодарность матери еще более возбудила в Элизабет осознание того, в каком долгу они перед мистером Дарси. Временами ей казалось, она все бы отдала, лишь бы вскочить на стол, нанести себе семь ран позора прямо у него на глазах и увидеть, как ее презренная кровь — искупление за всю ее враждебность к нему — стекает в его тарелку!

Элизабет надеялась, что после обеда какой-нибудь случай сведет их вместе и им удастся все же сказать друг другу хоть что-то, кроме вежливых приветствий, которыми они обменялись при встрече. Она не находила себе места от волнения, и для нее время до возвращения джентльменов в гостиную тянулось так невыносимо долго и скучно, что она с трудом сохраняла любезный вид. Их появления она ожидала так, будто бы от этого мига зависело, окажется ли сегодняшний вечер для нее сколько-нибудь счастливым.

«Что ж, если он и теперь не заговорит со мной, — решила она, — я позабуду его навсегда и никогда более не отведу глаз от своего клинка!»

Вошли джентльмены, и при взгляде на него ей показалось, что ее надежды осуществятся, но — увы! Дамы столь тесным кружком столпились вокруг столика, где мисс Беннет разливала чай, а Элизабет — кофе, что рядом с ней не осталось ни единого свободного места.

Дарси отошел в другой конец комнаты. Она наблюдала за ним, завидуя каждому, с кем он заговаривал, у нее едва хватало терпения разливать кофе всем желающим, и в конце концов собственная глупость вывела ее из себя!

«Человек, чье предложение я отвергла при помощи пинков и ударов! Как глупо с моей стороны рассчитывать на то, что он все еще меня любит! Разве способен хоть один мужчина снизойти до того, чтобы обратиться к отвергнувшей его женщине с повторным предложением? Скорее он попросит руки зомби!»

Правда, она слегка воспрянула духом, когда он сам принес назад к столику свою кофейную чашку, и, воспользовавшись возможностью, спросила:

— Ваша сестра по-прежнему в Пемберли?

— Да, она пробудет там до Рождества.

— Совсем одна? Ее друзья уже уехали?

— Да, с ней остались только слуги и личная охрана.

Она не знала, о чем еще спросить его, но если бы он хотел продолжить беседу, то мог бы и сам найти тему для разговора. Впрочем, он несколько минут молча стоял рядом с ней и наконец снова удалился.

Когда чайные приборы убрали и разложили карточные столы, дамы поднялись, и у Элизабет вновь затеплилась надежда, что мистер Дарси подойдет к ней. Но ей тотчас же пришлось с ней расстаться, поскольку он пал жертвой ненасытного стремления ее матери собрать побольше игроков для «Склепа и Саркофага». Вечер теперь был испорчен окончательно. Так они и просидели все время за разными столами, и ей оставалось лишь надеяться, что он достаточно часто посматривал в ее сторону и оттого играл так же невнимательно, как и она.

Миссис Беннет хотела оставить незерфилдских джентльменов еще и к ужину, но, к несчастью, их карета была подана прежде остальных, и задержать их было решительно невозможно.

— Ну, девочки, — сказала она, как только гости разъехались. — Что скажете? Думаю, вечер удался на славу, это несомненно. С сервировкой обеда мы уж точно не ударили в грязь лицом. Оленина была прожарена в самый раз, и все в один голос заявили, что давно не ели такого сочного окорока. Вот спасибо, Лиззи, что ты завалила нам такого превосходного оленя. А суп получился в сотню раз лучше того, что подавали у Лукасов на прошлой неделе, и даже мистер Дарси признал, что куропатки были отменно приготовлены. А ведь он наверняка держит двух или трех французских поваров. Джейн, милочка моя, сегодня ты была хороша как никогда!

Короче говоря, миссис Беннет была в отличнейшем настроении — понаблюдав за Бингли и Джейн, она окончательно убедилась, что наконец-то заполучит его в зятья, и предвкушение выгодной партии, помноженное на эйфорическое состояние, настолько затмило ее разум, что она весьма огорчилась, когда на следующий день мистер Бингли не примчался просить руки Джейн.

— Я и впрямь довольна этим вечером, — сказала Джейн Элизабет. — Собралось настолько удачное, настолько подходящее общество, что надеюсь, мы все будем чаще встречаться.

Элизабет улыбнулась.

— Оставь это, Лиззи! Не надо ни в чем меня подозревать! Меня это удручает. Поверь, я вполне могу получать удовольствие от бесед с таким приятным и разумным юношей, как он, не желая ничего более. Его отношение ко мне ясно говорит о том, что он никогда и не помышлял о том, чтобы завоевать мои чувства. Просто в обхождении он выказывает больше приветливости и желания понравиться, чем это обычно принято.

— Жестокая! — вскричала ее сестра. — Не позволяешь мне улыбаться, а сама только и понуждаешь меня к этому! Я уже наполовину решилась добиться от тебя признания, что ты влюблена в него.

— Как же трудно иногда сделать так, чтобы тебе поверили!

— А иногда это и вовсе невозможно!

— Но отчего же ты желаешь убедить меня, будто я чувствую больше того, что говорю?

— Ох, ты упрямее хунаньского мула! Раз уж ты так настаиваешь на своем безразличии к Бингли, не выбирай хотя бы меня своей наперсницей!

Глава 55

Через несколько дней мистер Бингли вновь нанес им визит, и на сей раз приехал один. Его друг в то утро уехал в Лондон, но должен был вернуться дней через десять. Он просидел у Беннетов около часа и все это время был чрезвычайно оживлен. Миссис Беннет пригласила его остаться и отобедать с ними, но тот признался, что обещал быть к обеду в другом доме.

— В следующий ваш визит, — сказала она, — надеюсь, нам повезет больше.

Он будет безмерно счастлив, в любое время, и т. д., и если будет позволено, навестит их вновь в самом скором времени.

— Быть может, завтра?

Превосходно, на завтра у него нет никаких договоренностей — и приглашение миссис Беннет было охотно принято.

Назавтра он приехал, и так удачно выбрал момент, что дамы не только не успели переодеться после боевых упражнений, но и не нашли времени, чтобы смыть вызванный ими обильный пот. Миссис Беннет, наполовину одетая, наполовину причесанная, ворвалась в комнату дочери с криком:

— Джейн, дорогая, поскорее спускайся вниз. Он приехал! Мистер Бингли приехал! Он уже здесь! Скорее, скорее! Сара, немедленно идите к мисс Беннет, помогите ей умыть пот и одеться! Да забудьте вы о прическе Лиззи!

— Мы сойдем вниз, как только будем готовы, — ответила Джейн. — И думаю, Китти из нас оказалась самой расторопной — я видела, как она поднялась к себе еще полчаса назад.

— Сдалась мне Китти! Что ей там делать? Поспеши, поспеши! Куда ты подевала свой пояс, милочка?

Но Джейн никак не соглашалась идти вниз одна, без сестер.

Усердные старания миссис Беннет оставить их наедине стали особенно заметны вечером. Откушав чаю, мистер Беннет, по своему обыкновению, удалился в библиотеку, а Мэри отправилась упражняться в поднятии тяжестей. Таким образом были устранены два из пяти препятствий. Долгое время миссис Беннет безуспешно подмигивала Китти и Элизабет. Наконец, заметив это, Китти невинно спросила:

— Что такое, мама? Отчего вы мне подмигиваете? Что я должна сделать?

— Что ты, дитя, что ты! И вовсе я не подмигиваю.

Минут пять она еще просидела молча, но, будучи не в силах упустить столь удачный случай, внезапно встала и сказала Китти:

— Пойдем-ка со мной, голубушка, мне надобно с тобой поговорить.

И они вместе вышли из комнаты.

Джейн тотчас же красноречиво поглядела на Элизабет, всем своим видом показывая, как ее огорчают эти уловки, и умоляя сестру не поддаваться им. Через несколько минут миссис Беннет приоткрыла дверь и крикнула:

— Лиззи, дорогая моя, мне нужно тебе что-то сказать.

Элизабет пришлось выйти.

— Думаю, мы спокойно можем оставить их наедине, — сказала ее мать, как только Элизабет вышла в коридор. — Мы с Китти пойдем ко мне в комнату.

Элизабет решила не переубеждать свою матушку, подождала в коридоре, пока мать и сестра скроются из виду, и вернулась обратно.

В этот день все приготовления миссис Беннет окончились неудачей. Бингли был приятен во всех отношениях, вот только не стал женихом ее дочери. Его легкие и непринужденные манеры значительно скрасили им вечер, и он сносил назойливую заботу миссис Беннет и выслушивал ее глупые замечания с таким терпением и самообладанием, что это не могло не вызвать особой признательности ее дочери.

Его не пришлось упрашивать остаться к ужину, и перед тем, как уехать, он договорился — не без серьезного посредничества миссис Беннет, — что утром приедет поохотиться вместе с ее супругом на первых осенних зомби.

После этого Джейн уже не заговаривала о своем безразличии. Сестры больше ни словом не обмолвились о Бингли, но Элизабет отправилась спать со счастливой уверенностью в том, что решится все очень скоро, если только этому не помешает преждевременное возвращение мистера Дарси. Впрочем, она почти не сомневалась, что Бингли ухаживал за Джейн, имея на то полное согласие упомянутого джентльмена.

Наутро Бингли явился в назначенное время, и они с мистером Беннетом все утро охотились на первых неприличностей, устремившихся на юг в поисках рыхлой земли. Мистер Беннет отвел своего спутника на самую северную окраину имения, где они почти час устанавливали ручные капканы, сделанные по чертежам самого мистера Беннета, и закладывали в них наживку — кочаны цветной капусты.

То и дело из близлежащей рощи, ковыляя, выходили зомби — и попадали на поле, где, укрытые охапкой ветвей, прятались мистер Беннет и мистер Бингли. Живые наблюдали за тем, как мертвые замечают цветную капусту и, полагая, что перед ними сочный, нежный мозг, тянут к ней руки. Тут капкан захлопывался, джентльмены выскакивали из укрытия, валили зомби на землю ударами прикладов, стреляли в них и, наконец, поджигали.

Бингли оказался куда приятнее, чем думал мистер Беннет. Молодой человек не был ни глупым, ни нахальным и не вызывал желания высмеять его или погрузиться в презрительное молчание. Да и мистер Беннет показался мистеру Бингли более разговорчивым и менее чудаковатым, чем обычно. Разумеется, Бингли вместе с ним вернулся к обеду, и вечером миссис Беннет снова принялась строить хитроумные замыслы, пытаясь устроить так, чтобы он остался наедине с ее дочерью. Элизабет нужно было написать письмо, и поэтому вскоре после чая она удалилась в комнату для завтрака.

Написав письмо, она вернулась в гостиную и застала там Бингли с сестрой — они стояли возле камина и, похоже, были увлечены серьезной беседой. Само по себе это могло и не вызвать подозрений, но когда они поспешно отвернулись друг от друга, их лица достаточно красноречиво говорили о том, что произошло. Они очутились в неловком положении, но Элизабет казалось, что особенно неудобно именно ей. Все трое молчали, и Элизабет уже хотела было выйти, но тут Бингли, который, как и Джейн, сел, когда она вошла, вдруг вскочил с места и, прошептав что-то ее сестре, выбежал из комнаты.

Джейн не стала таиться от Элизабет, тем более что признание было для нее столь радостным. Она бросилась на шею сестре и, расчувствовавшись, сказала, что в мире не найдется никого счастливее ее.

— Это слишком много! — говорила она. — Слишком! Я не заслужила этого! О, почему все не могут быть так же счастливы?

Элизабет принесла самые искренние поздравления — ей не хватало слов, чтобы в полной мере выразить свою радость. И тем не менее каждая ее ласковая фраза доставляла Джейн невероятное удовольствие. Однако та не могла позволить себе надолго остаться с сестрой или высказать хотя бы половину всего, чем ей не терпелось поделиться.

— Я немедленно иду к матушке! — воскликнула она. — Никак не могу допустить, чтобы кто-то другой рассказал ей об этом! Он уже пошел к батюшке. Ах, Лиззи, подумать только, сколько радости мои новости принесут нашей семье! Как же вынести столько счастья?!

И она убежала к матери, которая вместе с Китти сидела у себя наверху. Оставшись одна, Элизабет улыбалась, думая о том, как легко и быстро завершилась история, столько месяцев бывшая источником тревог и огорчений. Сейчас Элизабет почти не волновало то, что она потеряет свою самую верную соратницу, ближайшую подругу и единственную сестру, не имеющую привычки говорить глупости. Победные чувства переполняли ее — ведь ни предусмотрительность мистера Дарси, ни все уловки и ухищрения мисс Бингли не смогли помешать этому делу уладиться самым счастливым, разумным и наилучшим образом.

Через несколько минут в комнату снова вошел Бингли, чья беседа с ее отцом была недолгой и удовлетворительной.

— Где ваша сестра? — спросил он.

— У матушки, наверху. Думаю, она спустится к нам через несколько минут.

Тут он затворил дверь и, подойдя к Элизабет, выразил надежду, что она от всей души пожелает ему счастья и полюбит как брата. Элизабет искренне и горячо высказала свою радость по поводу того, что им предстоит породниться. Они сердечно пожали друг другу руки, и, пока к ним не присоединилась Джейн, Элизабет пришлось снова и снова выслушивать, как он невероятно счастлив и какое совершенство ее сестра. И несмотря на то что боевым искусствам он был обучен мало, она не сомневалась в том, что его надежды на счастье вполне обоснованны, так как во всем остальном он и Джейн как нельзя лучше подходили друг другу.

Это был необыкновенно счастливый для всех вечер. Лицо мисс Беннет, которую наконец-то оставили все тревоги, светилось радостным оживлением, и она выглядела еще краше, чем обычно. Китти улыбалась и хихикала, надеясь, что скоро наступит и ее черед. Миссис Беннет с неимоверным пылом без конца повторяла, как охотно она дает свое согласие на этот брак и как его одобряет. А когда за ужином к ним присоединился мистер Беннет, то по его голосу и поведению было очень заметно, что он тоже чрезвычайно доволен.

Впрочем, до самого позднего вечера, пока Бингли был у них, мистер Беннет не сказал по этому поводу ни слова. Но стоило гостю уехать, как он обратился к дочери:

— Поздравляю, Джейн. Ты будешь очень счастлива.

Джейн тут же бросилась к нему и, поцеловав, поблагодарила за добрые слова.

— Ты хорошая девочка, — ответил он, — и мне отрадно думать, что у тебя все так хорошо складывается. Не сомневаюсь, что вы с ним прекрасно уживетесь. Характеры у вас весьма схожи. Вы оба так покладисты, что не осмелитесь ни на чем настаивать, столь доверчивы, что все слуги будут вас обкрадывать, и столь щедры, что вам вечно будет недоставать денег.

— Надеюсь, этого не случится. Недомыслие или беспечность в денежных вопросах с моей стороны были бы непростительны.

— Недоставать денег! Мистер Беннет, голубчик, о чем вы говорите? — вмешалась его жена. — У него ведь четыре или даже пять тысяч в год, если не больше! Ах, милая, милая моя Джейн, как же я счастлива! Я всегда знала, что красота дана тебе не просто так! Как сейчас помню, только увидела его, когда он приехал в Хартфордшир, и сразу подумала, как отлично вы бы смотрелись с ним вместе! Ах, какой же он красавец!

Лидия, Уикэм — все были забыты. Сейчас Джейн стала ее самой любимой дочерью. Ни о ком другом она теперь и не думала. А младшие сестры вскоре принялись намекать, что в будущем Джейн могла бы весьма их осчастливить. Мэри просила пустить ее в незерфилдскую библиотеку, а Китти умоляла, чтобы зимой Джейн хоть иногда устраивала в Незерфилде вечера и балы.

С этого дня Бингли, разумеется, каждый день бывал в Лонгборне, часто приезжая еще до завтрака и задерживаясь допоздна после ужина, за исключением тех дней, когда какой-нибудь бесчувственный сосед, заслуживавший жестокого порицания, слал ему приглашение к обеду, от которого нельзя было отказаться.

Дни становились короче, и количество зомби в Хартфордшире неуклонно росло. Они теперь сбивались в целые толпы, спеша на юг — спасаться от замерзающей земли и мушкетов его величества. У Элизабет почти не было времени на разговоры с сестрой, поскольку ей, Мэри и Китти каждый день приходилось сражаться с нежитью, да и Джейн в присутствии Бингли не замечала никого другого. Если Джейн вдруг не оказывалось рядом, Бингли не отходил от Элизабет, дабы иметь удовольствие поговорить о своей невесте, а когда уезжал Бингли, Джейн тотчас обращалась к Элизабет за помощью того же рода.

— Я так обрадовалась, — как-то вечером сказала она, — когда он рассказал мне, что даже не подозревал о моем пребывании в столице прошлой весной! Я не верила, что такое возможно.

— Я так и думала, — ответила Элизабет. — А как он сам это объяснил?

— Наверное, все это дело рук его сестер. Им, конечно, пришлось не по вкусу его увлечение мной, и неудивительно, ведь он мог найти себе более выгодную во всех отношениях пару. Но когда они поймут, что их брат счастлив со мной, а я уверена, так оно и будет, то они примирятся с таким положением вещей, и мы снова станем добрыми друзьями, хоть и не такими близкими, как прежде.

— Право же, — сказала Элизабет, — это самая суровая речь, которую мне когда-либо доводилось от тебя слышать. Славная девочка! Я бы не стерпела, если б ты снова попалась на фальшивые сладкие речи мисс Бингли.

— Ах, Лиззи, веришь ли, когда в ноябре он уехал в Лондон, то уже был влюблен в меня и ему помешали вернуться только уверенность в моем безразличии и очередная осада Лондона!

Элизабет обрадовалась, убедившись, что он не выдал вмешательства своего друга, ведь, несмотря на то что Джейн была самым великодушным и незлопамятным человеком на всем свете, подобное обстоятельство могло тем не менее вызвать ее неприязнь.

— И впрямь, нет никого меня счастливее! — воскликнула Джейн. — Ах, Лиззи, отчего же одной мне из всей нашей семьи досталось столько блаженства? Если бы мне только и тебя увидеть такой же счастливой! Если бы нашелся такой же человек и для тебя!

— Даже если бы ты нашла мне сорок таких мужчин, я все равно не была бы так же счастлива, как ты. Пока у меня не будет твоего характера и твоей доброты, я не смогу испытать подобных чувств. О нет, позволь мне по-прежнему утешаться, расправляясь с нечистью, и, быть может, если мне очень повезет, когда-нибудь я встречу еще одного мистера Коллинза.

Положение дел в Лонгборне оставалось тайной совсем недолго. Миссис Беннет имела удовольствие шепнуть пару слов миссис Филипс, и та, не требуя на то особого разрешения, нашептала об этом всей округе.

Беннетов тотчас же объявили счастливейшим семейством на свете, хотя всего несколько недель назад, после побега Лидии, считалось, что их преследует злой рок.

Глава 56

Однажды утром, приблизительно через неделю после обручения с Джейн, Бингли вместе с дамами семейства Беннет сидел в столовой, как вдруг шум колес экипажа привлек их взгляды к окну, и они увидели, что к дому подъезжает карета, запряженная четверкой лошадей. Лошади были почтовыми, а ливрея лакея, впрочем, как и герб на карете, им ни о чем не говорили. Однако было ясно, что кто-то приехал с визитом, и Бингли немедленно убедил Джейн, что им лучше бы ускользнуть от назойливых посетителей и прогуляться в рощицу, где она, как и обещала, сможет поучить его «Оленьим нежностям».

Они ушли, а три оставшиеся дамы продолжали теряться в догадках по поводу личности их визитера, пока дверь не распахнулась и в комнату в сопровождении двух ниндзя не вошла леди Кэтрин де Бэр.

Разумеется, они готовились к какой-нибудь неожиданности, но подобного потрясения даже вообразить не могли.

Вид у леди Кэтрин был еще более суровый, чем обычно, на приветствие Элизабет она ответила лишь легким кивком и, отпустив охрану, уселась, не проронив ни слова. Когда ее светлость вошла, Элизабет пояснила матери, кто перед ними, хотя леди Кэтрин знакомства, кажется, не искала.

Миссис Беннет была вне себя от изумления, но все же ей льстило, что к ним пожаловала столь важная гостья, и она старалась принять ее как можно любезнее.

Помолчав несколько минут, леди Кэтрин очень холодно обратилась к Элизабет:

— Надеюсь, мисс Беннет, вы в добром здравии. Я полагаю, эта дама — ваша мать?

Элизабет коротко подтвердила, что это так.

— А это, как я понимаю, — одна из ваших сестер?

— Да, сударыня, — ответила миссис Беннет, радуясь, что ей выпала удача поговорить с леди Кэтрин. — Почти самая младшая. Моя самая младшая дочь недавно вышла замуж, а старшая отправилась на прогулку с молодым человеком, который, надеюсь, вскоре войдет в нашу семью.

— Парк у вас тут очень мал, — после некоторого молчания отозвалась леди Кэтрин.

— Действительно, миледи, ему нипочем не сравниться с Розингсом.

Элизабет ожидала, что теперь леди Кэтрин принесет соболезнования в связи с кончиной Шарлотты и мистера Коллинза, поскольку это казалось единственно вероятной причиной ее приезда. Но соболезнований не последовало, и она не знала, что и думать.

Миссис Беннет, стараясь быть необыкновенно предупредительной, предложила ее светлости чем-нибудь угоститься, однако леди Кэтрин решительно и не совсем вежливо отказалась и, поднявшись с места, сказала Элизабет:

— Мисс Беннет, я, кажется, видела тут неподалеку прелестный маленький додзё. Я желала бы его осмотреть, если вы согласитесь меня сопровождать.

— Поди, милая! — воскликнула миссис Беннет. — Отведи туда леди Кэтрин. Думаю, тамошние трофеи придутся ей по вкусу.

Элизабет повиновалась и, захватив из своей комнаты зонтик от солнца, вместе с высокопоставленной гостьей спустилась вниз. Проходя по коридору, леди Кэтрин заглянула в столовую и гостиную и, после небольшого осмотра признав, что комнаты будто бы вполне пристойные, отправилась дальше.

Карета до сих пор стояла у подъезда, и Элизабет заметила, что в ней сидит домашняя гейша ее светлости. В молчании они отправились к додзё. Элизабет не испытывала ни малейшего желания поддерживать беседу с дамой, которая нынче была невежлива и высокомерна даже больше обычного.

«И как только мне в голову могло прийти, что ее племянник похож на нее?» — думала Элизабет, глядя на ее светлость.

Едва они вошли в додзё, как леди Кэтрин произнесла следующее:

— Вы, мисс Беннет, несомненно, понимаете, почему я приехала. Это вам должны были подсказать ваши сердце и совесть.

Элизабет глядела на нее с неподдельным изумлением:

— Право же, сударыня, вы заблуждаетесь. Не могу знать, чему мы обязаны такой честью.

— Мисс Беннет, — разгневанно отвечала ее светлость, — вам следовало бы знать, что я не потерплю к себе неуважения. Но если вы и решили скрытничать, то я не последую вашему примеру. Я всегда славилась своей искренностью и прямотой, так же как и непревзойденными боевыми талантами. Два дня назад я получила сообщение самого волнительного характера. Я узнала не только о том, что ваша сестра вот-вот составит весьма выгодную партию, но что и вы, мисс Элизабет Беннет, вскорости, возможно, соедините свою судьбу с моим племянником, моим собственным племянником, мистером Дарси! И хотя мне известно, что все это — лишь возмутительные сплетни, и я не позволю себе унизить моего племянника, поверив, будто он мог заинтересоваться девицей столь низкого происхождения, я все же решила немедля отправиться сюда и высказать вам мои чувства.

— Если вы полагали, что это не может быть правдой, — ответила Элизабет, покраснев от удивления и негодования, — то отчего же потрудились приехать в такую даль? Какова цель вашей светлости?

— Я желала настоять на том, чтобы вы публично опровергли эти слухи.

— В таком случае ваш приезд в Лонгборн и встреча с моей семьей скорее подтвердят эти слухи, если таковые действительно имеют место, — холодно заметила Элизабет.

— Если! Так вы притворяетесь, будто ничего не знаете? И будете уверять меня, что эти слухи распустили вовсе не вы? Неужто вам не известно, как широко они распространились?

— Не слышала ничего подобного.

— И можете ли вы также подтвердить, что они совершенно безосновательны?

— Я не осмелюсь равняться в искренности с вашей светлостью. Вы имеете право задавать вопросы, а я имею право не отвечать на них.

— Этого я не потерплю! Мисс Беннет, я настаиваю на том, чтобы вы мне ответили! Действительно ли… действительно ли мой племянник предложил вам вступить в брак?

— Ваша светлость сами сочли это невозможным.

— Это невозможно, совершенно невозможно, если только он не потерял рассудок. Но вы своими уловками и прелестями могли вскружить ему голову и заставить его забыть о долге перед собой и своей семьей. Вы вполне могли одурачить его при помощи этих ваших дешевых китайских трюков!

— Если бы я так поступила, то уж точно бы ни за что не призналась.

— Мисс Беннет, помните ли вы, кто перед вами? Разве вы не слушали песен, которые слагают о моих победах над полчищами приспешников Сатаны? Разве вам не доводилось читать о моем непревзойденном мастерстве? Ближе меня у мистера Дарси почти нет родни, и я вправе знать обо всех его делах.

— О да, непревзойденное мастерство! О великая победительница зомби! А когда зомби обедал у вас в доме, вы этого даже не заметили!

— Неужто вы столь глупы, что подумали, будто я не замечала состояния Шарлотты? Неужели вы не способны проникнуть в мои благородные побуждения? Понять, что моему новому священнику необходимо было узнать хотя бы толику счастья? Как по-вашему, отчего она превращалась так медленно? Отчего я так часто звала ее к чаю — думаете, ради ее общества? О нет! Моя сыворотка продлила ей жизнь на несколько счастливых месяцев. Всего лишь две-три незаметных капельки в чашку.

— Подобные опыты едва ли можно назвать благородными. Вы лишь продлили ее страдания!

— Я хочу, чтобы вы меня правильно поняли. Этот брак, о котором вы столь дерзновенно помышляете, не состоится. Никогда! Мистер Дарси обручен с моей дочерью. Что вы теперь на это скажете?

— Только одно — в таком случае у вас нет оснований подозревать, что он сделал предложение мне.

Немного помедлив, леди Кэтрин ответила:

— Их помолвка носит особый характер. С самого детства они были предназначены друг другу. Это было заветным желанием их матерей. Мы благословили этот союз, когда они еще лежали в колыбельках, а теперь, когда чаяния обеих сестер вот-вот должны завершиться браком, неужели помехой тому станет девица низкого происхождения, не имеющая никакого положения в обществе и проходившая обучение — подумать только! — в Китае?! Неужели вам чужды требования приличий и чувство такта? Неужели вы не помните моих слов о том, что он с детства был предназначен в женихи кузине?

— Да, я слышала об этом прежде. Но какое мне до этого дело? Если других препятствий моему браку с вашим племянником не существует, то вряд ли меня остановил бы давний уговор его матери и тетки, что он женится на мисс де Бэр. Если мистер Дарси не связан со своей кузиной ни словом чести, ни сердечной привязанностью, отчего бы ему не сделать другой выбор? И если вдруг этот выбор пал бы на меня, отчего я не могу принять его?

— Потому что честь, приличия, благоразумие, нет, скорее ваши собственные интересы — всё против этого! Да-да, мисс Беннет, ваши интересы — вы ведь не рассчитываете, что его родственники и друзья признают вас, если вы намеренно пойдете против всеобщих желаний? Все его знакомые будут презирать, избегать и осуждать вас! Ваш союз обернется бесчестьем, и мы никогда даже не упомянем вашего имени!

— Невыносимые беды, право же, — усмехнулась Элизабет. — Однако у жены мистера Дарси найдется столько других поводов для счастья, сообразных ее положению, что в целом ей будет не о чем печалиться.

— Упрямая, своевольная девчонка! Мне стыдно за вас! И такова ваша благодарность за радушие, оказанное вам этой весной? Думаете, вы мне ничем не обязаны? Я не привыкла, чтобы мне отказывали!

— А я не привыкла, чтобы меня унижали!

— Не смейте прерывать меня! Слушайте молча! Моя дочь и мой племянник созданы друг для друга! Оба они — наследники огромных состояний. Каждый в нашем роду выразил свое одобрение этому браку, и что же грозит разлучить их? Дерзкие поползновения девицы, чья сестра недавно опорочила свое имя, сбежав с сыном полировщика мушкетов покойного мистера Дарси! Девицы без роду без имени и без денег?

— Состояние вашей дочери и впрямь огромно. Но скажите же, какими еще достоинствами она обладает? Она очаровательна? Знает толк в боевых искусствах? Хватит ли у нее сил хотя бы поднять катану?

— Да как вы посмели! Скажите мне наконец, помолвлены вы с ним или нет?

Не желая угождать леди Кэтрин, Элизабет не торопилась отвечать на этот вопрос, но после недолгого размышления все же сказала:

— Нет.


Леди Кэтрин, похоже, обрадовалась.

— Можете ли вы пообещать мне, что никогда не обручитесь с ним?

— Я скорее умру, чем запятнаю свою честь таким обещанием.

— В таком случае, мисс Беннет, — ответила леди Кэтрин, опуская зонтик на пол и снимая накидку, — вы умрете.

И она приняла боевую стойку.

— Желаете вызвать меня на дуэль, ваша светлость? Здесь, в нашем семейном додзё?

— Я желаю лишь избавить свет от несносной девчонки и уберечь достоинство того, кто несравнимо выше вас, дабы ваше зловоние не замарало Пемберли.

— Если причины таковы, — ответила Элизабет, — то пусть это будет нашей первой и последней битвой!

И она тоже изогнулась в боевой готовности.

Две дамы, между которыми было пятьдесят лет разницы в годах и никакой — в боевых талантах, застыли в таком положении на несколько секунд, пока леди Кэтрин, обдумав план нападения, не прянула ввысь с поразительным изяществом для женщины столь преклонного возраста. Перевернувшись в воздухе, она пролетела над головой Элизабет и ногой нанесла ей столь сокрушительный удар по черепу, что та упала на колени. Если бы Элизабет не была полностью подготовлена к такому развитию событий, удар этот, несомненно, раздробил бы ей шейные позвонки.

Леди Кэтрин мягко опустилась на пол и, видя, что противница пытается встать, одним мощным пинком отправила ее в другой угол додзё. Хватая ртом воздух, Элизабет старалась вновь подняться, но тут пожилая воительница вновь приблизилась к ней:

— У вас нет ни капли уважения к чести и репутации моего племянника! Бесчувственная, себялюбивая девчонка! Неужели вы не понимаете, что, женившись на вас, он уронит себя в глазах всего общества?!

Ее светлость ухватила Элизабет за ворот и рывком поставила ее на ноги.

— Ну что? Желаете сказать что-нибудь перед тем, как отправитесь в ад?

— Только это… ваша светлость!

Глаза леди Кэтрин расширились, когда она ощутила резкую боль в животе. Она выпустила Элизабет и отшатнулась назад — кинжал противницы вошел в нее по самую рукоять. Младшая дама воспользовалась этим замешательством и нанесла леди Кэтрин несколько смертоносных ударов по голове, шее и груди и напоследок пнула так, что, взлетев ввысь, ее светлость разбила в щепки несколько потолочных балок.

Ниндзя леди Кэтрин, привлеченные шумом, поспешили к додзё.

Ее светлость без движения лежала на полу. Элизабет склонилась над ней, надеясь увидеть хоть какие-нибудь признаки жизни. Но их не было.

«Боже правый! — подумала она. — Что я натворила? Разве сможет Дарси когда-нибудь простить мне убийство его любимой тетушки?»

Едва она успела подумать это, как тотчас свалилась на землю от удара ноги леди Кэтрин. Вскочив, та с громким смехом вытащила кинжал из живота и метнула его в руку Элизабет, пригвоздив ее к полу.

— Потребуется мастерство получше вашего, чтобы у меня хотя бы капелька пота на лбу выступила. Слабая, глупая девчонка! Пока в моем старом теле теплится жизнь, вам не быть с моим племянником!

Вбежали ниндзя леди Кэтрин, приготовившись метать сюрикены, но их повелительница, полностью владея сражением, приказала им остановиться:

— Стойте здесь, милые ниндзя. Когда я отрублю ей голову, можете делать с телом все, что вам заблагорассудится.

Пока Элизабет пыталась освободиться, ее светлость сняла со стены один из мечей. Вынув его из ножен, она оглядела сверкающее острие:

— Превосходно. Катана не хуже тех, что я видела в Киото. Жаль, что ей пришлось так много лет пробыть в распоряжении столь недостойного семейства.

Оторвав взгляд от клинка, леди Кэтрин хотела было посмотреть на свою противницу. Но ничего не увидела. Ничего, кроме пустого додзё и двух изувеченных безжизненных ниндзя. Однако она снова громко расхохоталась:

— Ах, как весело! Что ж, признаю, если бы мне так легко удалось с вами расправиться, я была бы, пожалуй, даже разочарована.

Леди Кэтрин выступила на середину додзё, держа меч в руке. Она обернулась кругом, ожидая нападения, но его не последовало.

— Какая трусость! — вскричала она. — Что, не хватает духу показаться? Ваш наставник научил вас лишь отступать?

— Мой наставник, — ответила Элизабет, — научил меня, что кратчайший путь к поражению — это недооценивать своего противника.

Ее светлость глянула вверх и увидела Элизабет под потолком, с мечом наготове. Младшая воительница нырнула вниз ровно в тот момент, когда старшая воспарила вверх — и в воздухе сошлись два меча. Яростный звон стальных клинков наполнил додзё. Леди не уступали друг другу в мастерстве, но молодость Элизабет давала ей преимущество, и она уставала не так быстро, как ее светлость.

Спустя несколько минут полета, сопровождаемого ударами такой силы, что менее стойкие воины уже давно бы отправились к праотцам, Элизабет изящной восьмеркой выбила меч из рук ее светлости. Обезоруженная леди Кэтрин поспешила снять со стены нунчаки, но их мгновенно перерубила надвое катана Элизабет. Она прижала ее светлость к стене и уперла кончик меча в ее морщинистое горло.

— Ну и? — спросила леди Кэтрин. — Рубите голову, да не мешкайте.

Элизабет опустила клинок и сказала, заметно задыхаясь от приложенных усилий:

— Зачем, ваша светлость? Чтобы подвергнуться осуждению человека, который мне так дорог? О нет. Нет, ваша светлость, мне неизвестно, доживете ли вы до его свадьбы с вашей дочерью или со мной. Но жить вы будете. И всю оставшуюся жизнь вы будете помнить о том, что вас превзошла девчонка, к которой вы не испытываете ни малейшего уважения и чьих семью и наставника вы оскорбляли самым немыслимым образом. А теперь я прошу вас удалиться.

По пути к экипажу леди Кэтрин торопливо обернулась:

— Мое мнение не переменилось. Я не передаю приветов вашей матери. Такого внимания вы не заслуживаете. Я весьма недовольна.

— Ваша светлость поступит очень мудро, если сядет в карету, иначе я передумаю насчет вашей головы.

С величайшим отвращением та последовала ее совету. Не попрощавшись с ней даже кивком, Элизабет повернулась и пошла к дому.

Поднимаясь по лестнице и стараясь скрыть от посторонних глаз свои раны, она услышала, как коляска отъехала от дома. Миссис Беннет нетерпеливо последовала за дочерью, спрашивая, отчего леди Кэтрин не пожелала остаться и передохнуть с дороги.

— Не захотела, — ответила дочь.

— Ах, какая представительная дама! Ее приезд — такая невероятная честь для нас! Думаю, она ведь приехала только с тем, чтобы принести соболезнования в связи с кончиной Коллинзов. Наверное, направляется куда-нибудь и, проезжая через Меритон, решила тебя навестить. Не думаю же, что она хотела что-то сказать именно тебе, Лиззи?

Тут Элизабет была вынуждена изобрести небольшую ложь, поскольку рассказать всю правду было решительно невозможно.


ч. 1 ... ч. 6 ч. 7 ч. 8 ч. 9 ч. 10