Величайший памятник немецкого героического эпоса (ок. 1200). В основе

ч. 1 ... ч. 8 ч. 9 ч. 10 ч. 11 ч. 12


46. Сочетание проблематики прошлого и настоящего Германии после освобождения от фашизма в творчестве крупнейшего прозаика Генриха Бёлля («Бильярд в половине десятого»,

«Глазами клоуна», «Групповой портрет с дамой»)

(БЁЛЛЬ, ГЕНРИХ (Böll, Heinrich) (1917–1985), немецкий писатель, лауреат Нобелевской премии по литературе 1972. Родился 21 декабря 1917 в Кёльне. В 1939 был призван рядовым в пехоту, в 1945 попал в плен к американцам, вернулся в Кёльн в 1946.

Ранние рассказы Бёлля по характеру схожи с рассказами многих немецких авторов конца 1940-х годов; они представляют собой беглые, беспощадно реалистические портреты «маленьких людей», обитающих в руинах разбомбленных городов. Как и рассказы, первые его романы – Поезд пришел вовремя (Der Zug war pünktlich, 1949), Где ты был, Адам? (Wo warst du, Adam?, 1951), И не сказал ни единого слова (Und sagte kein einziges Wort, 1954) – звучат страстным обвинением ужасам и хаосу войны. Когда Бёлль отошел от темы войны и выживания, манера его письма изменилась. В книге Бильярд в половине десятого (Billiard um Halbzehn, 1959), который часто называют лучшим его романом, Бёлль использует сложные повествовательные приемы, сжимая в один-единственный день весь опыт трех поколений состоятельной немецкой семьи. В романе Глазами клоуна (Ansichten eines Clowns, 1963) вскрываются нравы католического истеблишмента. Групповой портрет с дамой (Gruppenbild mit Dame, 1971), самый объемный и наиболее новаторский роман Бёлля, облечен в форму подробного бюрократического отчета, где около шестидесяти человек характеризуют некую персону, создавая тем самым мозаичную панораму немецкой жизни после Первой мировой войны. Потерянная честь Катарины Блум (Die Verlorene Ehre der Katharina Blum, 1974) – ироническая зарисовка на тему бульварной прессы и клеветнических сплетен.

В творческом наследии Бёлля – роман Под конвоем заботы (Fürsorgliche Belagerung, 1979) о терроризме; Что станется с мальчиком, или Какое-нибудь дело по книжной части (Was soll aus dem Jungen bloss werden? oder: Irgend was mit Büchern, 1981) – воспоминания о ранней юности в Кёльне. Умер Бёлль в Кёльне 16 июля 1985.

3. Лекция Знаменской:

Верующий. Считал, что только у небольшого количества священников есть человеческое в лице. У каждого своя вера. Бёлль верит в человеческое.

Темы, интересующие Бёлля:

1)Проблема дома, семьи. Отношения между людьми.

2)То как человек зарабатывает свой хлеб.

Бильярд в половине десятого (Billard um halb zehn) — Роман (1959)более подробный пересказ см. во вторых вопросах!

Б. характеризует своё время, но связь с тем, что он уже пережил – с фашизмом.

Архитектор, Генрих Фемель, сделал эскиз аббатства Св. Антония и построил его. Юбилей Фемеля - 80 лет. Один из его сыновей умер во время войны. Другой сын – Роберт Фемель - ненавидит фашистов. Жена Роберта погибла во время бомбардировки союзниками. Потом следуют воспоминания о том, как всё начиналось. Фемель-старший понимает, что он виноват во многих трагедиях немецкого народа. В романе говорится о т.н. причастии буйвола – учение варвара. Были пастухи, которые должны были поддерживать людей, заботиться о них итд. При этом были слабые, отчаявшиеся люди - агнцы, т.е. жертвы. Они были против варваров.

Фемель-старший очень переживает из-за смерти жены своего сына. Всё время происходит сравнение прошлого и настоящего. Фемель-старший получает огромный торт. На торте фигура его аббатства. Он уничтожает документы – тем самым хочет уничтожить прошлым. Его жена лечит нервы в больнице.

Б. – благородные мечты, идеалы, связананные с социализмом. Был в Росси. Ему запретили встречаться с Солженицыным, с которым Бёлль дружил. Не смотря на запрет, Бёлль его всё же посетил. А потом ещё и поддерживал, когда Солженицына выслали.

Глазами клоуна. Роман (Ansichten eines Сlowns) (1963) - более подробный пересказ см. во вторых вопросах!

Он может наблюдать за тем, что происходит. Показывается семья Ганса Шнира Они очень лицемерные и льстивые. Ганс совершенно откровенен, он не такой, как они. У Ганса есть сестра-подросток. Её отсылают на Flak- Flugabwehrkanone т.е. родители принесли свою дочь в жертву.

Программа Бёлля: он любил открытых, естественных и независимых людей, которые очень редко встречаются в нашем мире.

После смерти сестры Ганс собрал все её вещи и сжёг их, чтоб они ни кому не достались. В конце Ганс völlig gebrochen. В русском переводе нет некоторых сцен. Например, то как Ганс посещал ГДР и должен был выступать там клоуном. Надеялись, что он будет критиковать ФРГ. Но Ганс наблюдает жизнь в ГДР и приходит к выводу, сто и там всё тоже очень плохо. Вывод: Kontakt völlig grbrochen.



Групповой портрет с дамой (Gruppenbild mit Dame) — Роман (1971)

Из лекции: Она очень откровенная (aufrichtig). Поддерживает сборщиков мусора, т.е. простых рабочих. У неё очень слож, многогранный характер. Поэтому её нельзя изображать одну. Её нужно изображать с другими людьми, т.к. каждый что-то привносит в её характер.

Из сети: Лени Пфайфер, урожденная Груйтен, немка. Ей сорок восемь лет, она все еще красива — а в молодости была истинной красавицей: блондинка, с прекрасной статной фигурой. Не работает, живет почти что в нищете; ее, возможно, выселят из квартиры, вернее, из дома, который некогда принадлежал ей и который она по легкомыслию потеряла в годы инфляции (сейчас на дворе 1970 г., Германия уже сыта и богата). Лени — странная женщина; автору, от лица которого идет повествование, доподлинно известно, что она «непризнанный гений чувственности», но в то же время он вызнал, что Лени за всю жизнь была близка с мужчиной раз двадцать пять, не более, хотя многие мужчины и сейчас ее вожделеют. Любит танцевать, часто танцует полуголая или совсем нагая (в ванной); играет на фортепьяно и «достигла некоторого мастерства» — во всяком случае, два этюда Шуберта играет великолепно. Из еды больше всего любит свежайшие булочки, выкуривает не больше восьми сигарет в день. И вот что еще удалось узнать автору: соседи считают Лени шлюхой, потому, очевидно, что она им непонятна. И еще: она чуть ли не ежедневно видит на экране телевизора Деву Марию, «всякий раз удивляясь, что Дева Мария тоже блондинка и тоже не такая уж юная». Они смотрят друг на друга и улыбаются... Лени — вдова, муж погиб на фронте. У нее есть сын двадцати пяти лет, он сейчас в тюрьме.

По-видимому, выяснив все это, автор и задался целью понять Лени, узнать о ней как можно больше, причем не от нее — она слишком молчалива и замкнута, — а от ее знакомых, друзей и даже врагов. Так он и начал писать этот портрет десятков людей, в том числе тех, кто вовсе не знает Лени, но может рассказать о людях, некогда для нее важных.

Одна из двух близких подруг героини, Маргарет, сейчас лежит в больнице, умирая от какой-то страшной венерической болезни. (Автор утверждает, что она куда менее чувственна, чем Лени, но просто не могла отказать в близости ни одному мужчине.) От нее мы узнаем, например, что Лени лечила слюной и наложением рук и своего сына, и его отца — единственного мужчину, которого она по-настоящему любила. Маргарет же дает первые сведения о человеке, оказавшем сильнейшее влияние на Лени, когда она, еще подростком, жила и училась при монастыре. Это монахиня, сестра Рахиль Гинцбург, существо совершенно феерическое. Она проходила курс в трех лучших университетах Германии, была доктором биологии и эндокринологии; ее много раз арестовывали еще во время первой мировой войны — за пацифизм; христианство приняла тридцати лет (в 1922 г.)... И представьте себе, эта высокоученая женщина не имела права преподавать, она служила уборщицей при туалетах в монастырском интернате и, против всех правил приличия, учила девиц судить об их здоровье по калу и моче. Она видела их насквозь и воистину учила их жизни. Лени навещала ее и годы спустя, когда сестру Рахиль изолировали от мира, заперли в монастырском подвале.

Почему, за что? Да потому, что общий фон группового портрета — флаг со свастикой. Ведь Лени было всего одиннадцать лет, когда наци пришли к власти, и все развитие героини прошло под знаком свастики, как и все события вокруг нее. Так вот, с самого начала своего владычества наци объявили католическую церковь вторым врагом Германии после евреев, а сестра Рахиль была и католичкой, и еврейкой. Потому начальство ордена отстранило ее от преподавания и спрятало под фартуком уборщицы, а затем — за дверью подвала: ее спасали от гибели. Но после смерти сестры Рахили, как бы опровергая «коричневую» реальность Германии, реальность войны, арестов, расстрелов, Доносов, на могиле монахини сами собой вырастают розы. И цветут вопреки всему. Тело хоронят на другом месте — розы цветут и там. Ее кремируют — розы вырастают там, где нет земли, где один камень, и цветут...

Да, странные чудеса сопутствуют Лени Пфайфер... Маленькое чудо происходит и с самим автором, когда он приезжает в Рим, чтобы узнать побольше о сестре Рахили. В главной резиденции ордена он знакомится с очаровательной и высокоученой монахиней, она рассказывает ему историю с розами — и вскоре покидает монастырь, чтобы стать подругой автора. Так-то вот. Но увы, для самой Лени чудеса, даже светлые, всегда имеют скверный конец — но об этом чуть позже, сначала зададимся вопросом: кто, кроме Рахили, взращивал эту странную женщину? Отец, Губерт Груйтен — есть и его портрет. Простой рабочий «выбился в люди», основал строительную фирму и стал стремительно богатеть, строя укрепления для гитлеровцев. Не очень понятно, ради чего он наживал деньги — все равно «бросал их кипами, пачками», как говорит другой свидетель. В 1943 г. учинил совсем непонятное: основал фиктивную фирму, с фиктивными оборотами и служащими. Когда дело раскрылось, его едва не казнили — приговорили к пожизненному заключению с конфискацией имущества. (Интереснейшая подробность: разоблачили его потому, что в списках русских рабочих-военнопленных оказались имена Раскольникова, Чичикова, Пушкина, Гоголя, Толстого...) Правда, Груйтен пустился в эту эскаладу после гибели сына Генриха, служившего в оккупационной армии в Дании. Генриха расстреляли вместе с его двоюродным братом Эрхардом: юноши пытались продать какому-то датчанину пушку; это был протест — продавали за пять марок.

А Лени... Она потеряла брата, перед которым преклонялась, и жениха — она любила Эрхарда. Может быть, из-за этой двойной потери и пошла кувырком ее жизнь. Может быть, потому она и вышла внезапно замуж за человека совершенно ничтожного (он погиб через три дня после свадьбы; автор тем не менее дает очень подробный его портрет).

Сверх всех несчастий после осуждения отца Лени перестала быть богатой наследницей, и ее послали отбывать трудовую повинность.

Снова маленькое чудо: благодаря какому-то высокому покровительству она попала не на военное предприятие, а в садоводство — плести венки; венков в те годы требовалось много. Лени оказалась талантливой плетельщицей, и владелец садоводства Пельцер не мог на нее нарадоваться. А кроме тоги, влюбился в нее — как большинство ее знакомых мужчин.

И туда же, в садоводство, приводили на работу военнопленного лейтенанта Красной Армии Бориса Львовича Колтовского. Лени полюбила его с первого взгляда, и он конечно же не устоял перед юной белокурой красавицей. Узнай власти об этом романе, обоих бы казнили, но благодаря очередному чуду на влюбленных никто не донес.

Автор приложил огромные усилия, чтобы выяснить, каким это образом русский офицер избежал концлагеря «со смертностью 1:1» и был переведен в лагерь «с чрезвычайно низкой смертностью 1:5,8»? И сверх того, из этого лагеря его не посылали, как всех, тушить горящие дома или разбирать завалы после бомбежек, а отправляли плести венки... Оказалось, что отец Бориса, дипломат и разведчик, служа до войны в Германии, завел знакомство с неким «высокопоставленным лицом», обладавшим огромным влиянием и до, и после, и во время войны. Когда Борис попал в плен, его отец ухитрился сообщить об этом знакомцу, и тот сложнейшим путем нашел Бориса среди сотен тысяч пленных, перевел его — не сразу, шаг за шагом, — в «хороший» лагерь и пристроил на легкую работу.

Возможно, из-за контакта с «лицом» Колтовского-старшего отозвали из его резидентуры в Германии и расстреляли. Да, таков уж рефрен этого повествования: расстрелян, погиб, посажен, расстрелян...

...Они могли любить друг друга только днем — на ночь Бориса уводили в лагерь, — и только во время воздушных налетов, когда полагалось укрываться в бомбоубежище. Тогда Лени и Борис уходили на соседнее кладбище, в большой склеп, и там, под грохот бомб и свист осколков, они и зачали сына. (По ночам, дома, — рассказывает Маргарет, — Лени ворчала: «Почему они не летают днем? Когда же опять прилетят среди дня?»)

Опасная эта связь продолжалась до конца войны, причем Лени проявила несвойственную ей хитрость и изворотливость: сначала нашла фиктивного отца будущему ребенку, потом все же сумела зарегистрировать дитя как Колтовского; самому Борису заготовила немецкую солдатскую книжку — на тот момент, когда уйдут наци и появятся американцы. Они пришли в марте, и четыре месяца Лени с Борисом прожили в нормальном доме, вместе, и вместе лелеяли ребенка и пели ему песни. Борис не захотел сознаться, что он русский, и оказался прав: скоро русских «погрузили в вагоны и отправили на родину, к отцу всех народов Сталину». Но уже в июне его арестовал американский патруль, и Бориса послали — как немецкого солдата — на шахты в Лотарингию. Лени исколесила на велосипеде весь север Германии и в ноябре нашла его наконец — на кладбище: в шахте произошла катастрофа, и Борис погиб.

В сущности, здесь конец истории Лени Пфайфер; как мы знаем, жизнь ее продолжается, но жизнь эта словно определяется теми, давними, месяцами, проведенными рядом с Борисом. Даже то, что ее пытаются выселить из квартиры, в какой-то мере с этим связано. И то, что ее сын, родившийся в день чудовищной многочасовой бомбежки, угодил в тюрьму за мошенничество, тоже соотносится с любовью Лени к Борису, хотя и не вполне ясным образом. Да, жизнь продолжается. Однажды Мехмед, турок-мусорщик, стал на коленях просить Лени о любви, и она сдалась — по-видимому, из-за того, что не может вынести, когда человек стоит на коленях. Теперь она снова ждет ребенка, и ее не волнует то, что у Мехмеда в Турции остались жена и дети.

«Нужно и впредь стараться ехать в земной карете, запряженной небесными конями» — вот последние слова, услышанные от нее автором.


47. Идейно-художественные особенности в исторических романах

Лиона Фейхтвангера («Иудейская война», «Гойя или Тяжкий путь познания»).

В своих исторических романах Ф. (1884 – 1958) пытался осмыслить и разрешить конфликты современности на историческом материале.

Ф. родился в состоятельной еврейской семье, изучал германскую филологию и философию в Мюнхене и Берлине.

Ранние произведения Ф. (сборник «die Einsamen»- филологич-е исследования, театральные рецензии, 2 рассказа) успеха не имели, они были проникнуты декадентскими настроениями интеллигенции конца 19- начала 20 века + эстетизм (воспевание красоты, идеал- античность).

Большое влияние на Ф. оказали авторы реалистических романов, особенно Генрих Манн («Кисельные берега», «Учитель Гнус», «Маленький город»).

Постепенно Ф. отходит от Эстетизма. Ф. не принял цели 1-й М/в , занял антивоенную позицию, что нашло отражение в стихотворении «Песня павших» (das Lied der Gefallenen, 1915) и пьесе «Мир» (1918) – вариация на темы комедии Аристофана, высмеивающей военщину и осуждающей войну. Во время войны Ф. много писал (пьесы: «Уоррен Гастингс», «Еврей Зюс», легший в основу одноименного романа). произведения проникнуты пессимизмом, вызнанным сознанием бессилия перед жестокостью жизни. Ф. увлекала древнеиндийская философия. Этическая проблематика сводилась к исследованию и осмыслению противоположностей: Индия и Европа, человек духа и человек действия, Будда и Ницше. Ф. склоняется к мысли, что созерцательное отношение к жизни – единственная возможность достойно существовать. В «Военнопленных» (1919) он противопоставляет варварству войны чистоту человеческих чувств (любовь нем-й девушки и фр-ого военнопленного), это призыв остановить кровопролитие. «Томас Вендт» - вождь революции, кот-й сталкивается с необходимостью применять насилие и приходит к выводу, что революционность и человечность несовместимы, желание принести одним добро, оборачивается злом для других. В результате власть получает Шульц, кот-й наживается на чужих бедах (спекулянт).

Ф. стал рассматривать историю настоящего и прошлого как столкновение разума и варварства, но силы пребывают в трагическом равновесии, современные проблемы он переносил в прошлое. «Безобразная герцогиня» и «Еврей Зюс» принесли ему мировую известность. «Е/З» - критика общественного неразумия. Е.З. – делец, который цепляется за каждую выгодную сделку, захватывает огромную власть в государстве Вюртемберг, но заканчивает жизнь на виселице, т.к. будучи приближённым герцога, который допустил его до фин-х дел государства, Зюс смотрел на страну как на свою добычу. Из мести он предал герцога, организовавшего заговор, а затем отдал себя в руки палачей и в дни перед казнью пережил страдания, это время стало просветлённой частью его жизни (отражение иудаистской философии). Это произведение ставит ? о значении деяния + ? о том, способно ли деяние привести к благу в мире, где добро попирается злом.

Исторические романы Ф. были злободневны, т.к. речь в них шла о современности, напр. «Успех» 1930 – о переходе от Веймарской республики к фашизму. Описывается дело искусствоведа Мартина Крюгера, кот-й попадает в тюрьму за убеждения, не совпадающие с взглядами правящих кругов Баварии (фашизацию послевоенной Германии). Для Ф. лидеры фашизма – историческое зло, а само фаш-е движение – взрыв варварства. Вождь «истинных германцев» Руперт Кутцнер ведёт за собой отбросы общества (Гитлер). Описание Мюнхенского путча 1923 г. – 1-ого открытого выступления нациков. «Успех» - первая часть трилогии «Зал ожидания» (т.к. современное человечество – пассажиры, оказавшиеся на узловой пересадочной станции истории.).+ «Семья Опперманн» (описывает Г-ю после прихода нациков к власти, это история Бертольда О., затравленного учителем Фогельзангом, проповедником фашизма, рассказ об узниках концлагерей)+ «Изгнание» об антифашистах-эмигрантах.

Трилогия «Josephus»:


  1. «Иудейская война» (der jüdische Krieg) 1932

  2. «Сыновья» (die Söhne) 1935

  3. «Настанет день» (der Tag wird kommen) 1942

Главный герой – Иосиф Флавий. Описывается восстание иудеев против владычества Рима, падение Иерусалима, гибель Нерона и возвышение династии Флавиев. И. становится свидетелем политических, богословских и философских споров, раздирающих Иудею, интриг и заговоров. Многие подробности иудейской войны взяты Ф-ом из сочинений Флавия. Рим раздвигал рамки родового и племенного сознания, империя нуждалась в универсальной культуре и религии, которй стало христианство, кроме того на всеобщность претендовала эллинистическая культура, представителем которой был Иосиф Флавий, отошедший от иудаизма, поскольку иудаизм проповедует национальную исключительность еврейского народа. Он считал, что опираясь на иудаизм нельзя построить всеобщую культуру.

В «Сыновьях» И. сталкивается с верховным иудейским богословом Гамомитом, который считает Иосифа еретиком и отщепенцем.

Иосиф- мудрый человек с неудержимыми страстями, он честолюбив. В молодости его привлекал блеск славы, с годами с ним произошли глубокие перемены. в начале он преклонялся перед разумом и надеялся на его торжество. Иосиф 3-жды оказывался между сражающимися лагерями: 1) когда Тит, осаждавший Иерусалим послал его убедить соплеменников сдаться (И. был священником в храме и добровольно сдался в плен). На И. обрушились оскорбления и насмешки иудеев, которые выпустили ему навстречу свинью, и холодное презрение римлян. 2) На поминальном шествии в честь покорителя Иудеи. И вновь на Иосифа обрушились оскорбления (со стороны граждан Рима, среди оскорбляющих он узнал и своего сына). 3) Когда И. , писатель и придворный историк, умудрённый жизнью муж, возвращался на родину, чтобы принять участие в новом восстании, и встретил римских солдат. Избитый, он умер на «ничьей» земле, вновь оказавшись между Иудеей и Римом.

В романе И-у противостоит Юст из Тивериады – политик, живущий интересами народа. в отличае от Иосифа, готового на уступки, Юст –догматик. Иосиф защищает идею гуманности, равенства всех людей, независимо от происхождения, веря в то, что воспитание гуманности в человеке изменит общество и приблизит царство разума. Он борется с неразумием, которое многолико: оно представлено в образе капитана Педана, солдата, который презирает всех, кто не является римлянином. Со временем И. постигает, что П. – лишь частица зла, а самим злом является вся система отношений, основанная на унижении и порабощении человека. Законченное воплощение этой системы – император Домициан – диктатор. И. становится жертвой коварства Домициана, убившего его любимого сына. Наконец Иосиф понимает, что он один не в силах справиться со злом, что Юст был прав, говоря, что надо объединиться с народом в восстании.



Современный период истории ф. рассматривал как переломный в жизни человечества.

Гойя, или тяжкий путь познания (Goya jder der arge Weg der Erkenntnis) 1951 – самый реалистичный послевоенный роман Ф-ра. Описание борьбы великого художника за правду искусства + о трудном восхождении человека к познанию жизни и её смысла. Творческий дух Гойи противостоял жестокой жизни (инквизиция, правящие классы Испании пытались защитить свои привилегии, которым угрожал дух свободы, исходивший от революционной Франции). Гойя чутко прислушивался к этим идеям, он отдаёт силы своего ума и таланта служению прогрессу, искусство было для него оружием в борьбе за утверждение справедливости в жизни. Он не сразу пришёл к пониманию общественного значения искусства и долга художника. Великий жизнелюбец, он в начале поглощён только интересами своего искусства: его радует игра красок, изучение форм вещей. Г. пишет портреты придворных, благодаря чему учиться распознавать в них эгоизм, жестокость, равнодушие. Восхождение художника к истине по тернистому пути познания меняло его взгляды, придавало его искусству гражданственности. Г. обличал общественное равнодушие, он видел странные видения, дисгармоничные и жуткие образы – это отпечаток времени, отмеченного равнодушием к человеческому страданию. Личные невзгоды: несчастная любовь, болезнь, смерть жены и ребёнка – заставили его понимать чужое страдание. Общение с испанскими вольнодумцами – Хавельяносом, поэтом Кинтангой, гуманистом и либералом Эстеве укрепило в нём сознание необходимости действовать. В романе нашла отражение социальная борьба тех лет: участие испанской монархии в коалиции против революционной Франции. Гойя приходит к выводу, что сила искусства в его народности, от народа исходит всё ценное, что создал художник, к нему обращено его искусство. Пройдя испытания (крушение надежд, возложенных на фр-ю революцию, познание сильного и слабого в человеке) к Г. приходит познание мудрости: изменить мир можно, лишь постепенно внедряя передовые мысли, которые в конце концов победят бесчеловечность в человеке.




ч. 1 ... ч. 8 ч. 9 ч. 10 ч. 11 ч. 12